Глава двенадцатая

Не смерть страшна, а ее методы. Зыбучие пески предательства

    Игрит чувствовала тревогу. Казалось, все забыли о ней. Можно было подумать, что лагерь снялся с места, если бы не голоса людей, которые она слышала издалека.

Да еще эти животные. Последнее время они так дико рычали, что, не иначе, были голодны или чем-то очень взволнованны.

Игрит ощущала растущее беспокойство.

Несколько суток она взаперти, и неизвестно, что ей предстоит. С наступлением ночи она каждый раз пыталась найти способ выбраться наружу. И сейчас она готовилась возобновить свои попытки, как вдруг услышала, что к дверям сарайчика кто-то приближается.

«Ага! Сейчас я потребую прямых объяснений, где я и что меня ждет. Они тоже пусть знают, кто на самом деле у них в плену! А там посмотрим… Эти игры уже слишком затянулись…»

Когда открылась дверь, вошел человек с факелом в руках, освещая помещение, а за ним – еще  двое, крупного телосложения, с непроницаемым выражением лиц.

Эти двое молча подошли к Игрит и, едва она успела открыть рот, бесцеремонно схватили ее, завернув назад руки, тут же завязали рот грязной тряпкой с неприятным запахом.

В этот момент Игрит поняла, что вырываться бесполезно: её минуты сочтены…

Когда ее вывели из сарая, она успела заметить равнинную местность вокруг, а в небольшой низине – освещенный кострами лагерь. Ясно, что рот ей завязали, чтобы она не переполошила солдат.

Ее потащили куда-то в сторону от лагеря, она еле успевала переставлять ноги, спотыкаясь о кочки, но совершенно не рискуя упасть, так как два огромных стражника волокли ее под руки, как пушинку, совершенно не заботясь о том, достает ли она ногами до земли.

В звездном свете были видны лишь смутные очертания ландшафта. Игрит задавалась вопросом, куда же ее все-таки ведут.

Вдруг совсем близко она услышала грозное рычание зверей.

Игрит охватил ледяной ужас. Она все поняла. Она начала отчаянно вырываться всем телом и пыталась закричать через повязку. Это ни к чему не привело, и, выбившись из сил, она почувствовала себя обреченной.

Еще несколько шагов, и они оказались у железной решетки, закрывавшей большую яму в земле.

Один из стражников развязал ей рот, затем открыл решетку, а второй, толкнув её в спину, сказал:

– Можешь помолиться.

Не устояв на ногах, Игрит, обессилев от борьбы и ужаса, упала на колени в пыль возле ямы.

Из уважения к последним мгновениям её жизни стражники чуть отошли и стали поодаль.

Внизу ничего не было видно, но Игрит знала, что там ее ждут хищные голодные звери и минуты ее сочтены.

– Отец Небесный, Всемогущий Боже, прими меня в свои объятия, ибо лишь Тебе принадлежит вся моя жизнь, от первого до последнего дня. Прошу Тебя, одари меня частицей твоего великого сострадания, не дай испытать мне все муки пожираемого зверем человека! Лиши меня жизни раньше, чем я окажусь в пасти голодных зверей, ибо все в Твоей власти. И, коль настал мой последний миг, пусть все случится так, как должно быть по воле Твоей...

Приблизились стражники и, взяв ее обессилевшее тело под обе руки, приподняли над землей и поднесли к яме. Одновременно убрав руки, стражники проводили взглядом исчезнувшую в черной дыре Игрит, не издавшую ни звука, хлопнули решеткой и, не дожидаясь конца кровавой сцены, тут же удалились.

 

– Я вызвал вас, друг мой, чтобы обсудить один из моих новых планов в свете последних, весьма и весьма интересных событий, – Кабуфул был, определенно, на подъеме.

Дрейд молчал, готовясь услышать очередную идею, рожденную разраставшимися амбициями Кабуфула. Вначале Военный Советник еще надеялся, что, заполучив Глариаду, Кабуфул на какое-то время успокоится. Но вскоре понял, что ошибся. Достаточно легкая победа лишь распалила аппетит Кабуфула, и Дрейд чувствовал, что вот-вот настанет время, когда этот ненасытный властолюбец затребует себе к столу Флавестину в пикантном соусе на десерт.

Сейчас, оценив его прекрасное настроение, Военный Советник внутренне напрягся, предположив, что этот момент настал и в голове Кабуфула, преисполненной шальными идеями, созрело нечто, особенно гнусное.

– Вас, конечно, интересует, что я имею в виду? – Кабуфул сделал многозначительную паузу.

Надо было отдать ему должное: он обладал исключительной проницательностью, и волнение Дрейда не осталось для него незамеченным.

– Не беспокойтесь, друг мой, я не собираюсь воевать с Флавестиной. Ладно, ладно, дышите ровнее, зачем так напрягаться? От вас ведь пока ничего не требуется. Просто хочу кое-что обсудить. Да, вы присаживайтесь.

Кабуфул был сама любезность. Он подвинул кресло Военному Советнику и сам сел почти напротив.

Дрейд продолжал молчать.

– Как я уже говорил вам, начинать открытые военные действия против Флесила – это просто глупо. У меня другой план. Мне было бы вполне достаточно для начала на месте Верховного Правителя Флавестины иметь своего человека. И только. При таком раскладе встает вопрос – как быть с Крафтом? На данный момент это наш самый главный и сильный противник. Его ни подкупить, ни запугать. Только как-то очень ловко устранить. Но каким способом? И не просто устранить, а так, чтобы это открыло дорогу на его пост другому, подготовленному мною человеку? Вы хорошо знаете Крафта, его окружение, возможно, слабые места, – вот и подумайте над этим на досуге.

Говоря эти слова, Кабуфул не переставал наблюдать за Дрейдом. Он на самом деле хорошо понимал его состояние и пытался оценить, насколько Военный Советник все еще годится ему в союзники. Дрейд успешно выполнил возложенную на него миссию в конфликте с Глариадой и, будучи во власти Кабуфула, выполнит еще многое, если потребуется. Но в данный момент Дрейд интересовал Кабуфула не как подвластный исполнитель, а как соратник, объединенный с ним общим интересом и готовый сотрудничать. Военный Советник был близок к Крафту, знал его сильные и слабые стороны, пристрастия и привязанности, обстановку в Палате Управления – то, чего сам Кабуфул знать не мог. Поэтому он всеми силами пытался преодолеть возникшую в последнее время между ним и Дрейдом натянутость отношений.

Наблюдая сейчас за Военным Советником, Кабуфул обдумывал, какие рычаги повернуть, чтобы добиться от Дрейда эффективного сотрудничества.

– Кстати, вас не интересует, какие события я определил как интересные в начале нашего разговора?

Дрейд вопросительно поднял глаза.

– Ну-у, военачальнику нельзя быть таким невнимательным, – с укоризной произнес Кабуфул.

И Дрейд понял, что все сказанное было всего лишь предисловие и самое главное ему еще предстоит услышать.

– Ходят слухи, что пропала Игрит, дочь Верховного Правителя. Вы что-нибудь слышали об этом?

Дрейд приложил усилие, чтобы взять себя в руки, и с равнодушным видом произнес:

– Слышал. Крафт ищет ее по всей Флавестине и даже в Глариаде. Насколько я знаю, пока никаких результатов.

– Говорят, ее похитили. Жаль, что не мы…

– То есть? – Дрейд почувствовал жар во всем теле.

Кабуфул широким размахом забросил ногу за ногу и расслабленно развалился в кресле.

– Подумайте сами, друг мой. Представьте, что у нас в руках оказывается такой весомый аргумент! Это как раз то, что могло бы помочь решить все проблемы, связанные с Крафтом.

– Лучше сразу представить себя правителем Флавестины. Зачем размени-ваться на этапы – одно не реальнее другого, – язвительно заметил Дрейд.

– А ведь это идея, – не слушая Дрейда, продолжал Кабуфул, – почему бы нам, пользуясь случаем, не объявить себя похитителями, раз до сих пор этого не сделал никто другой? А? Что вы на это скажете?

Дрейд  в очередной раз был сражен наглостью Кабуфула.

– Ради Игрит Крафт пошел бы на многое. Но её у нас нет, а значит, ничего не выйдет, – произнес Дрейд с нажимом, надеясь убедить Кабуфула отказаться от этой идеи.

– Как вы узко мыслите, друг мой! Мы потребуем выкуп, всего-навсего, и привезет его сам Верховный Правитель. Прямо к нам. Как на руку все складывается! А? Остается лишь обдумать детали…

– При всей своей отцовской любви Крафт не позволит обвести себя вокруг пальца. Он потребует доказательств. У него нет ни одного повода поверить нам.

– Друг мой, взгляните на это под другим углом: у него нет ни одного повода нам не поверить! К тому же, – продолжал Кабуфул, ритмично покачивая ногой, – я неплохо разбираюсь в людях и могу сказать, что Крафт из тех, кто способен, уверяю вас, рискнуть многим, даже жизнью, за самый призрачный шанс спасти близкого человека. Его надежда – наш лучший союзник и самый верный.

Даже Дрейд ужаснулся такому цинизму. Он предпринял еще одну попытку урезонить Кабуфула:

– Но Игрит может объявиться в любой момент! Что тогда?

– Что ж, тогда мне придется признать, что план сорвался. А если не объявится? Ведь до сих пор же не объявилась! Нельзя упускать такую исключительную возможность...

– И если Игрит действительно похищена с какой-то целью, мы будем очень глупо выглядеть, когда настоящие похитители дадут о себе знать! – не унимался Военный Советник.

– Выждем еще денек-другой для верности, – невозмутимо парировал Кабуфул. Затем в своей манере театрально растягивать слова продолжил: – Из страха выглядеть глупо, друг мой, многие величайшие умы человечества так и не сделали своих гениальных открытий... За них это сделали те, кто не испугался. Удача любит тех, кто рискует.

Похоже, Кабуфул все больше и больше входил во вкус новой идеи. Казалось, он забавлялся своей необузданностью. Видя это, Дрейд решил предпринять последнюю попытку.

Он чувствовал свое бессилие. Он знал, что не объявится ни Игрит, ни ее «похитители» и что Крафт, скорее всего, пойдет на любой риск в надежде вернуть дочь, как и рассчитывает Кабуфул.

И сейчас он, Дрейд, скажет о том, что вызывало в нем самом горькое чувство отчаяния, но что было последним аргументом, способным, если восторжествует здравый смысл, остановить Кабуфула.

Военный Советник весь внутренне собрался, упершись руками в колени, подался вперед всем корпусом, максимально приблизившись к своему собеседнику, и, решительно глядя ему прямо в глаза, очень твердым и низким голосом произнес:

– Если Игрит обнаружат погибшей, на нас ляжет ответственность за ее смерть. Ты считаешь себя непревзойденным, Кабуфул, а скажи-ка, ты можешь предвидеть, как поведет себя Крафт, когда узнает, кто виновен в гибели его дочери?

Кабуфул отшатнулся. Он не ожидал такого напора от Дрейда, обычно выдержанного и смиренного перед ним. Он задумался.

Но не долго. Еще до разговора с Военным Советником он принял твердое решение, что обязательно использует исчезновение Игрит, о котором все вокруг взволнованно говорили, в своих целях, как бы ни обернулось это для него в дальнейшем.

– Послушайте, друг мой, – сказал он подчеркнуто ровным голосом, не предвещавшим ничего хорошего, – если вы откажетесь сотрудничать со мной, вам известно, что с вами будет завтра. Я советую вам оставить эту тактику препирательства. И держите себя в руках. Тем более, я пока не сказал вам самого главного. Мой тайный советник хорошо потрудился. Ему подвернулась удача, редкая до нереальности… Такая даже единожды в жизни не выпадает, а тут такой момент… Нужно быть слабоумным, чтобы не воспользоваться ею… Ему посчастливилось обнаружить в Глариаде девушку, как две капли воды похожую на Игрит. Так он утверждает. Я хочу, чтобы вы пошли с ним и убедились, что он не ошибся. Ступайте, Дрейд, и будьте благоразумны.

Военный Советник почувствовал, что очередной безумный план Кабуфула может сработать, и опять-таки прямо или косвенно благодаря ему, Дрейду, и какому-то злому року.

 

Рано утром своем кабинете Верховный Правитель выслушивал отчет Военного Советника с места расследования трагических событий у постов Флавестины. Дрейд завершил аналитическую часть своей речи и, склонившись над лежащей перед ними на столе картой, перешел к заключению:

– Скорее всего, благодаря детально спланированной операции, организо-ванным силам нуронцев по горным тропам и пресеченной местности удалось пересечь те земли Глариады, которые до той самой ночи она полностью удерживала.

Крафт внимательно разглядывал карту. Казалось невероятным, что достаточно многочисленные отряды нуронцев смогли беспрепятственно достичь столь глубокого тыла Глариады. Учитывая то, что перемещаться им приходилось по бездорожью, этот бросок занял у них несколько дней. Как им удалось не обнаружить себя за это время? Откуда они могли знать эту местность настолько хорошо, чтобы безошибочно ориентироваться в ней, а также избежать нежеланных встреч с местным населением?

Крафт не находил ответов.

Военный Советник между тем продолжал:

– Затем под покровом темноты они предприняли стремительную атаку отсюда, – Дрейд провел пальцем по карте вдоль дороги в проем хребта со стороны Глариады, – действуя внезапно и безжалостно… 

– По эту сторону хребта, где располагались наши посты, открытая равнинная местность. Внезапно и безжалостно можно атаковать только один из постов, даже ночью. В крайнем случае – два. А остальные? Они что же, спали?!

Военный Советник почесал переносицу. Он ожидал этого вопроса.

– Возможно, они, увидев завязавшуюся схватку у придорожного поста, бросились на выручку. Они не могли предвидеть, с какими силами им предстоит столкнуться. Ведь эту часть своей территории Глариада тогда целиком контролировала, и здесь было относительно спокойно. Нуронцы могли применить хитрость и скрыть основной резерв своих сил до того момента, когда события сконцентрируются в одном месте, а именно у дороги. И уже тогда…

– Но посты обязаны были выслать гонца! Я допускаю, что он мог погибнуть, но он должен быть выслан! Обязан быть выслан, ибо такова инструкция! Какие есть сведения о гонце?!

Крафт кипятился. Ему казалось, что если он найдет ответ на этот вопрос и убедится, что хоть кто-то из участников тех злополучных событий поступил правильно, ему станет легче. Ну, не могли же все, включая его самого, допустить каждый свою непоправимую ошибку в один и тот же день!

Дрейд почувствовал, что любой мало-мальски вразумительный ответ на этот вопрос был бы очень кстати. Но он не мог его дать.

– К сожалению, никаких.

Крафт встал и подошел к окну. Помедлив несколько мгновений, он сказал:

– Ваше расследование не дало никаких результатов, Военный Советник.

Дрейд промолчал. Он желал как можно меньше обсуждать эту тему и был уверен, что забвение этих событий лишь дело времени.

Крафт отошел от окна.

– Что удалось узнать об Игрит?

Военный Советник оживился. Наконец, ему было, что сказать.

– У меня есть сведения, что некто Патист замешан в похищении вашей дочери. Я прошу вас дать разрешение на его арест и готов предоставить доказательства его вины в кратчайшие сроки.

– Я рекомендую вам обратиться к Верховному Судье по поводу вашего обвинения и все доказательства предоставить ему. Меня интересует, где моя дочь в настоящий момент и как ее вернуть.

Верховный Правитель тяжело переживал исчезновение Игрит. Не было минуты, чтобы он не думал о ней. Любую версию, которая в результате размышлений на эту тему приходила ему в голову, он тут же, не теряя ни минуты, кидался проверять, но все было безрезультатно.

Когда Военный Советник упомянул имя Патиста, у Крафта в надежде встрепенулось сердце и он почувствовал, что готов ухватиться даже за соломинку. На самом деле его очень интересовало все, что было связано с исчезновением Игрит, и он бы вывернул на изнанку каждого, кто мог быть причастен к этим событиям.

Но именно поэтому он сразу взял себя в руки, сочтя необходимым отстраниться от личных расследований и обвинений, предоставив возможность Верховному Судье, которому он полностью доверял, заниматься этим вопросом.

Крафт вполне отдавал себе отчет в своей неспособности проявлять беспристрастие и объективность, что в данных условиях могло привести к непоправимой ошибке.

Это и было причиной той сдержанности, с которой он встретил сообщение Дрейда.

Военного Советника, который тщательно подготовился к этому разговору, такой поворот беседы несколько разочаровал. К тому же, как известно, ничего утешительного по поводу самой Игрит он сообщить не мог.

– Поисковые группы действуют по всей Флавестине, и даже в захваченной Глариаде есть те, кому поручен розыск Игрит и всего того, что способно указать на ее местонахождение. К сожалению, на сегодняшний день нет ничего обнадеживающего.

– Что известно о Шегизе? Есть ли надежда, что он жив?

– Почти никакой. Есть сведения, что во время нападения Кабуфула он вместе со своими войсками пытался удерживать один из самых важных рубежей – подступы к Луристолю. К сожалению, именно там Глариада понесла наиболее тяжелые потери…

 

 
 

 

Joomla SEO powered by JoomSEF